Эрлих, Пауль

Пауль Эрлих – отец химиотерапии, многое сделал для объяснения механизмов иммунной защиты, отдал свою дань бактериологии, микробиологии и биохимии. Работал врачом. Получил Нобелевскую премию 1908 года за работы в области развития теории иммунитета.

Биография

Пауль Эрлих родился 14 марта 1854 года в Стшелине, Силезия. Был четвертым ребенком в семье. Исмар и Роза Эрлих были далеки от науки, но дед по отцовской линии был учителем физики и ботаники. Пауль не блистал отличной учебой, скорее наоборот – плелся где-то в хвосте. Благо, отец – владелец гостиницы – а значит, нищета не грозила светилу науки, как это было бы с Майклом Фарадеем или Георгом Омом. Википедия относит Пауля к еврейской национальности.

Окончил гимназию, поступил на медицинский факультет университета в Бреславле, перешел через один семестр в Страсбург, а потом – в Фрейсбург и Лейпциг. Впрочем, Эйнштейн и Ньютон, как утверждает молва, тоже не блистали отличными отметками. Видимо, дело здесь в удаче или достаточной мере упорства. В чем именно, сложно сказать, потому что Пауль Эрлих не потрудился оставить нам свою автобиографию, которую могли бы перевести, разумеется, на русский язык. Сложно охватить все области, которые нам перечисляет Википедия, как основу увлечений ученого:

  1. Экспериментальная патология.
  2. Физиология.
  3. Терапия.
  4. Иммунология.
  5. Химиотерапия.

Среди самых значимых его открытий фигурируют такие, как попытки описать все существующие формы лейкоцитов, назначение костного мозга, открыл тучные клетки, ввел в своих опытах предпосылки для обнаружения и правильного толкования гемато-энцефалического барьера, применил одним из первых колориметрию, сыграл большую роль в развитии знаний об иммунной системе. Благодаря его работе, последующие поколения ученых с уверенностью заявили о наличии рецепторов на клеточной оболочке В-лимфоцитов.

Первые шаги в химиотерапии были сделаны в 1891 году. Одновременно ученый установил, что зловредные бактерии приобретают иммунитет. На основе чего современная наука смогла доказать, что защитные механизмы имеются даже у эукариотов. На пути к излечению больных в 1901 году Эрлих добрался и до злокачественных опухолей. Гораздо позже, после войны, рак лечили радиоактивными изотопами.

Колориметрия появилась на свет во многом благодаря усилиям Пауля. Он долго изучал красители и выбирал те, которые хорошо прилипали к возбудителям инфекций. Правда, в задачи исследований не входило отслеживание поведения бактерий. Эрлих пытался найти вещества, связывающие фактор инвазии подобно иммуноглобулинам. Понятно, что не зная о великом разнообразии полипептидов, он имел мало шансов на успех. В частности, лимфоциты долго обучаются прежде, чем начинают быть полезными. Да и то лишь для ограниченного числа недугов.

Эрлих терпеливо пробовал краски:

  • На лабораторных штаммах.
  • Тканях мертвых зараженных животных.
  • Пробовал то же самое проделать с живыми образцами путем вивисекции.

Однажды зараженный кролик получил от него метиленовой сини. После вскрытия оказалось, что краситель пошел только вдоль нервных волокон. Из этого был сделан вывод, что можно найти вещества, которые бы хорошо приставали к иному виду живой ткани, например, штамму бактерий. Ошибка Эрлиха была лишь в том, что он надеялся все болезни победить одним химическим веществом, найти своеобразный философский камень для медицины.

Война со сном

Главная цель виделась в победе над трипаносомами – возбудителями известной во всем мире сонной болезни. Эрлих перепробовал порядка 500 красителей, чтобы найти какое-то средство борьбы и победить. И тут в прессу просачиваются сведения о каком-то загадочном лекарстве, убивающем, трипаносом. Немедленно Роберт Кох берет препарат и направляется в Африку, чтобы провести испытания на беззащитных неграх. После проб большинство из них потеряло зрение, хотя было множество тех, кого удалось спасти от смерти.

Выяснилось, что атоксил содержал мышьяк. Но оказалось также, что лабораторные мышки почти излечивались этим ядом. Следовательно, путь к разгадке показался Паулю весьма близким. Началась работа в химической лаборатории. В сторону отброшены красители, и ученые исследуют атоксил для того, чтобы превратить в форму безвредную для человека, но гибельную для паразитов. Успех приходит быстро, но тут же оказывается, что проклятые трипаносомы обрели иммунитет.

Проба № 418 все-таки дала положительный результат. К этому лекарству простейшие не могли привыкнуть. Название было придумано на ходу – трипанрот – и впоследствии несколько раз менялось. То это был Байер-205, то германин. Примерно в то же время Фриц Шаудин открывает спирохету, вызывающую сифилис (1905 год). Примерно через год после этого он умирает в возрасте 34-х лет от амебиаза, которым, по мнению некоторых ученых, добровольно себя заразил. Это был, наверное, какой-то особый тип простейших, потому что каждый 10-й житель Земли болеет амебиазом.

Но вернемся к Паулю Эрлиху. После недолгих исследований ему удалось создать сальварсан из все того же спасительного мышьяка (вещество № 606). Через некоторое время (1912 год) был открыт улучшенный вариант – неосальварсан (вещество № 914). Новинка была одним из первых пролекарственных средств, которыми приобретают нужную форму уже внутри организма больного.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *